+51 RSS-лента RSS-лента

Беляшных дел мастер

Автор блога: Мексиканский Кактус
Немного деревенской романтики
Немного деревенской романтики
Веня Д'ркин, "Локаята"
Смотреть
Ручку расписывала
Когда печаль года нанижет
На лески строчек как слова,
Пересечёмся не в Париже,
Не в Барселоне, не в Слова...

Ты разольешь не ром, не чачу,
Не вермут и не шардоне,
И станет терпкое чудачить
Расхожей истиной во мне.

Во взгляде Рица заискрится,
Как это было не вчера.
И скажешь ты: "Моя жар-птица,
Ах, не пойдёмте ж в нумера!"
Веня Д'ркин, "Самолётик"
Смотреть
Ирина Рыпка, "Байкал"
Хочется окунуться в прежнее, пресное, ледяное
озеро, которого нет нежнее со времён Ноя.
Руки - две голубицы, жаждущие воды.
Кто здесь из нас боится - я или ты?

В этот прозрачный саван прям с головой нырнуть!
Камни молчат, а травы нам не укажут путь.
К дому не возвратишься прежним ты никогда,
не унывай братишка - это вода, вода

за ноги нас хватает, льнёт к животу волной,
точно глухонемая смотрит вослед с алчбой.
Омуль играет звонко - всплеск и ещё раз всплеск.
Я здесь, как амазонка, встретившая свой лес.
Для Лилу
Есть у меня в квартире газ, и есть водопровод.
Есть клёны в инее - сейчас, и ёлка в - Новый год.
Есть чай горячий, тёплый плед и песня для души.
И лишь такого друга нет, чтоб сделал беляши.

Есть масса в бытие моём приятственных вещей:
Оконно-лунный окаём, Коэльо и Жан Рэй,
Костёр, ночная болтовня и свет далеких звёзд.
Нет только друга у меня, кто б беляшей принёс.

О люди, что на зло врагам скупают шоколад,
Кому голландский Маасдам - товарищ, друг и брат,
Кто Родину готов забыть за миску кислых щей!
Скажите мне, как дальше жить (совсем без беляшей)?

Не радует меня ничто - хожу черней, чем ночь
(А, впрочем, новое пальто могло бы здесь помочь).
Томлюсь, как в портмоне - гроши, как муха меж дверьми.
Сдались мне эти беляши! Сдались же, черт возьми!
Сергей Шестаков
где снигирь военный где бог державин
и гора алмазна и званка тож
ганибала правнук до слова жаден
но и он пройдёт как весенний дождь
и неважно радуясь ли неволясь
с поводком ты или на поводке
не пророк ты даже не песнетворец
только сменный грифель в Его руке...
Дмитрий Близнюк, "Антимотылёк"
Тьма сгущалась наискосок,
будто кто-то играл каприччио Паганини на скрипке
без струн, без лакированных хрящей,
без рук и без смычка - на одном вибрирующем сгустке теней.
И хотелось подойти к раскрытому окну
и выхватить голыми руками кусок синего неба,
ослепительного, остывающего.
Антивечер.
Антимотылёк летит на свет антисвечи,
в комнатах все вывернуто наизнанку:
вывернуты зеркала - внутренности зеркального карпа.
Шторы, будто кони, пьют светящуюся пыль у сонного водопоя,
и так тихо, что скулящий звук телевизора этажом ниже
просачивается сквозь тишину - звуковой кровью
сквозь бетонные распаренные бинты.

Тык
Веня Д'ркин, "Не о такой я мечтал"
Смотреть

Текст
Черновичное
Возьму и напишу стишок
Про то, что без тебя не Ок,
Про "сыплет снег как порошок",
Про донжуанов драмкружок,
Про шок, про слэм, про стынь, про смог...

/Я так соскучилась, дружок./

Про заводную карусель:
Бессонница, бассейн, гляссе,
Про deutsch, español, français,
Про "сдохнет белка в колесе"...

/Месье! Налейте мне на все!/

Я напишу тебе, родной,
Про пар над медленной водой,
Про день бездонный и смурной,
Про "рифмы скачут вразнобой".

И скажет Ваня Клиновой :
"Оксана! Твой стишок - отстой."
Ольга Гуляева
Золотаюшка

Та квартира была такая огромная,
Мы там с братьями играли и прыгали,
А в углу, в самой маленькой комнате -
Этажерка с интересными книгами.

Ходит бабушка, и я при ней, пятилетняя,
- не бывает, - говорю, - Горгоны летающей, -
А она глядит на меня с удивлением:
- да моя- то ты, - говорит, - золотаюшка!

У неё всегда пригорали оладушки,
Белоснежные простыни у неё пахли прорубью,
И она всегда звала ребятишек "чадушки",
И, конечно же, она была очень добрая.

Ходит бабушка, и я при ней, повзрослевшая.
- пригорело- то, - говорю, - только с краешка,
А оладушки самые лучшие - подгоревшие.
- да моя- то ты, говорит, золотаюшка!

У неё на даче пионы цвели и ландыши,
И она всегда читала стихи Никитина,
И всегда, всегда пригорали её оладушки,
И всегда они становились большими событием.

Подгоревшие оладушки, ясно, мелочи,
Но в людей когда-нибудь поверю, в летающих.
И скажу когда-нибудь маленькой девочке -
- да моя- то ты, - скажу, - золотаюшка!
Михаил Айзенберг
Михаил Айзенберг

Как тут быть, если в теле поют ступени —
и скрипят с надрывом, и бьют на жалость.
Что мне делать с ними, чтоб так не пели,
чтоб не всё их пением разрешалось.

Вот на все голоса дровяного склада
запевают хором, а кто просил их?
Говорю, что без умысла петь не надо,
не мешали б, если помочь не в силах.

Хорошо бы в помощь жилью, живому
поднималась лестница винтовая,
чтобы шаг за шагом, одно к другому,
не скрипя и сердце не надрывая.
^Наверх