+41 RSS-лента RSS-лента

Наедине с самим собой

Автор блога: Hyppokrat
Душа и дух
Предлагаю Дмитрию и Константину этот стих в качестве материала для продолжения дискуссии о "душе", начатой ими при обсуждении "Любовь и кожа", коль скоро эта тема их так взволновала.))

Душа – это нежность, любовь и надежда,
Доверье, забота и совести звук.
Душа – это мудрости светлой одежда;
Она же – источник сомнений и мук.

Дается с рожденья, хрупка и ранима.
Из девочки женщиной станет незримо,
Иль быстро зачахнет, но ей на замену
Иное займет опустевшую сцену.

То – дух. Это - твердость, решимость и воля,
Движение к цели и мысли полет,
Но он равнодушен и к собственной боли,
И слезы над болью чужою не льет.

Но ждать по наследству его бесполезно,
Он потом и кровью куется, железный.
Преграда ему лишь подарок, а честь –
Награда, что лишь в одолении есть.
……………………………………………………
Мужчина и женщина. Дух и Душа.
Искусство великое вместе смешать
Их так, чтобы в сердце, без грома орудий
Рождались не формы людские, но - люди.
Hyppokrat 0 262 5 комментариев
Вадим Кожинов. Как пишут стихи.
https://yadi.sk/i/4VNNVdZo3NANdZ

Предупреждаю, букафф очен многа! Ленивым и шибко занятым - начинать чтение не имеет смысла.))
Hyppokrat +1 374 3 комментария
Мужчина и Женщина. Их особенности в рамках некоторых гипотез.
Мужчина и женщина – удивительно разные существа! Их психология и разум, слова, поступки и устремления несходны практически во всем. Иногда, в сравнении, кажется, что соотнесение их возможно лишь в качестве двух инопланетных существ. Так что же лежит в основе этих различий? Ведь не разница же в строении тел при наличии одинакового мозга; и не отличия в социальном положении, как оказалось при победе феминизма в некоторых странах! Женщины, достигшие высокого социального статуса в большинстве своем, особенно в кризисных ситуациях, психологически остаются женщинами, и лишь единицы в речах и поступках своих обретают черты мужеподобности. Мужчины же, напротив, причем не столь уж и редко, почему-то впадают в грех женоподобности. Впрочем, в обоих случаях никогда нельзя утверждать с полной уверенностью, что «новоприобретенные» свойства эти не есть лишь дальнейшее развитие качеств, имевшихся в личности изначально.

Корни подобных различий, возможно, лежат в глубине времен, - а именно – в веках, отдаленных от нас на 300-350 тысяч лет, когда на Земле одновременно обитали две основные человеческие разновидности: неандертальцы и кроманьонцы (возможно и более двух). Обе ветви были разумны, обе обладали зачатками культуры и технологии (наскальная живопись, похоронные ритуалы, добывание огня, каменные орудия). Различались они лишь чисто внешне и, по всей видимости, характерологически. Неандертальцы, европейская разновидность человека разумного, около 120 тысяч лет назад освоили Ближний Восток и Среднюю Азию. Предки кроманьонцев обитали в Африке. Около 50-70 тысяч лет назад те и другие встретились в Азии, а около 40 тысяч лет до н. э. – в Европе. Их стоянки располагались порой в нескольких километрах друг от друга и потому тесные контакты были неизбежны.

Существуют три версии исчезновения неандертальцев: первая – кроманьонцы их «истребили», вторая – неандертальцы не смогли приспособиться к последнему ледниковому периоду, в результате чего и вымерли и третья - произошло скрещивание обеих ветвей. Представляется маловероятным «истребление» более сильных более слабыми, при том что «степень разумности» у обоих была примерно одинакова. Кроме того, людей в те времена было крайне мало (не более десяти тысяч) и племена их распределялись по весьма значительной территории (Африка, Азия, Европа), в связи с чем довольно трудно представить себе массовое насильственное истребление одного вида другим. Преследуемым и побежденным всегда было куда уйти. А в отношении ледникового периода необходимо заметить, что из примерно одинаковой степени разумности логично следуют и примерно равные возможности к приспособлению.

Третье направление кажется более предпочтительным. Подтверждение возможности скрещивания дает анализ генома современных людей в сравнении с геномом наших предков. Недавно установлено, в частности, что от 2 до 6% генов современных жителей Европы и Азии унаследовано именно от неандертальцев, причем большая часть из них представлена генами тканевой совместимости. В связи с этим выводится, что и homo sapiens несомненно скрещивались с неандертальцами. Т.о. мысль о том, что современные люди являются смешанным потомством обеих ветвей, отнюдь не является еретической.

В любом первобытном племени женщин всегда не хватало как вследствие полигамии по праву сильного, так и в результате того, что мужчины при всех рождениях всегда численно преобладали. Отсюда неизбежны похищения недостающих женщин из соседнего племени. То же, весьма вероятно, происходило и между неандертальцами и кроманьонцами. Но! Неандертальцы, при том что они, скорее всего, были не глупее кроманьонцев, несомненно обладали большей физической силой, судя по их останкам, и, стало быть, имели преимущество в подобном промысле. У кроманьонцев, вероятно, таких возможностей было меньше, да и стимулов особых, по-видимому, не имелось. Какой смысл добывать себе самку из соседнего племени, если она заведомо сильнее или, по меньшей мере, не уступает тебе в физической силе, да и как, каким образом вообще можно насильно овладеть такой особой? Не стоит упускать из виду и возможность взаимного похищения детей с дальнейшим их воспитанием соответственно обычаям каждого вида. От них тоже могло иметься потомство внутри племени усыновителя. Последний вариант хорошо описан в романе У.Голдинга "Наследники".))

Если скрещивание неандертальцев и кроманьонцев происходило действительно, то, постепенно, со временем, примерно около 30-40000 лет назад должна была сформироваться смешанная популяция, которую именуем сегодня «homo sapiens». В популяции этой женщины несут в себе аккумулированные генетические потенциалы и характерологические особенности преимущественно своих праматерей кроманьонок, а мужчины - все, что было сохранено и накоплено ими от праотцов неандертальцев. Ни тем, ни другим гордиться своим происхождением, оправдывать им свои дурные наклонности или обосновывать относительные достоинства не имеет большого смысла. «Чистопородных» среди нас нет, все мы, по сути, «дворняжки», только в одних преобладают гены праматерей, а в других праотцов. При «равновесном» смешении, т.е. при наличии типичного homo sapiens, мы наблюдаем типы нам привычные: женщины, как «наследницы кроманьонок» – высокие, астеничные, изящные с плавными очертаниями фигуры, физически слабые, говорливые; мужчины, как «потомки неандертальцев» – более приземистые, с грубоватыми очертаниями лица и фигуры, физически значительно более сильные, немногословные. В крайностях, при относительно «чистой» родословной среди женщин мы имеем либо мужеподобные существа, либо «тип Артемиды»; среди мужчин – либо гориллоподобные создания, либо редкостных астеников.

Если дело обстоит именно так, то мы становимся очень близки к решению вопроса: почему мужчины думают и чувствуют иначе, чем женщины?

В нейропсихологии существует понятие «функциональная асимметрия мозга», которое подразумевает, что у каждого человека функция одного из полушарий головного мозга доминирует (чаще всего это доминирование незначительно и функции примерно равновесны). При доминировании правого полушария человек склонен к целостному восприятию мира, образному мышлению; он более эмоционален, склонен доверять скорее интуиции, нежели логике, легко погружаясь в мир мечты и фантазии. Из таких людей, эмоционально чутких и открытых миру, получаются хорошие поэты и писатели, художники, композиторы и артисты. При доминировании левого полушария – преобладает склонность к анализу окружающего с итоговым воссозданием логически аргументированного представления о целом. Такие субъекты обычно более скупы в своих эмоциональных проявлениях и хорошо реализуют себя в точных науках и технике. Но это - два крайних полюса, и основная масса людей по своим психологическим характеристикам распределена между ними.

Исходя из этого, представляется, что среди неандертальцев изначально мог преобладать левополушарный тип доминирования, а среди кроманьонцев – правополушарный. В результате возможного скрещивания этих двух разновидностей современные женщины, как хранительницы преимущественно генотипа кроманьонцев, в массе своей более склонны к образному восприятию мира, а также интуитивному его познанию, в то время как мужчины, несущие более выраженный отпечаток генотипа неандертальцев обнаруживают преимущества в логике и анализе.

Можно возразить, что история не знает ни одной женщины в качестве великого художника, композитора или писателя. Но здесь нужно учитывать, что на протяжении большей части известного нам исторического времени наша техногенная цивилизация строилась руками мужчин, в то время как женщины были заняты в сфере домашнего хозяйства и материнства. Кроме того, среди мужчин в силу «игр наследственности» вполне возможно, и не столь уж редко, появление субъектов с относительно сильной доминантой правого полушария. В частности мы видим, что большинство наших великих творцов в сфере музыки, литературы, живописи были астениками (преобладание кроманьонской крови, исходя из нашей гипотезы), а если и встречались между ними люди физически более развитые, то лишь как редкое исключение.

Любой мозг в состоянии осознать лишь такую информацию, которую он, может оформить для себя в рамках привычных категорий мышления. Употребление преимущественно логики или интуиции применительно к поступившей информации есть результат предпочтительного использования разных генетических матриц (алгоритмов) ее обработки, с разными итоговыми результатами, в виде различных картин, отражающих мир в принципе достаточно однобоко. Отсюда следует, что с точки зрения объективной «разумности» высший смысл возникновения союза любящих друг друга мужчины и женщины заключается не столько в создании «животного о двух спинах», как говаривал Бокаччо, сколько в появлении нового, более совершенного разума, где роль мозолистого тела, соединяющего два полушария головного мозга играет интенсивное речевое и поведенческое общение, основанное на взаимопомощи и взаимной поддержке, а также на безусловном и полном доверии друг другу, то есть на любви, проще говоря. К сожалению, такое бывает достаточно редко.

Говорят, что «любовь лишает разума». Но состояние относительного безумия, основанное на эмоциональном «зашкаливании» как следствии «гормонального всплеска» не может длиться вечно. Это лишь временное явление, наблюдаемое в описанный Стендалем период «кристаллизации» любви, длящееся пока союз еще не создан, и существует определенный риск, что он не будет установлен вообще. При последующем прочном и гармоничном соединении двух существ разного пола общий разум удваивается, если не учетверяется.

«Женщина болтлива». «Она не умеет хранить секреты» - таково клише установившееся с древности. Психологи установили, что объективно действительно скорость речи, умение подбирать слова, степень готовности излить свои эмоции в первую очередь именно в речах, а не в поступках – гораздо выше у женщин, чем у мужчин. Обычный средний мужчина сдержан, немногословен; свои эмоции он проявляет скупо, а если уж и дает им волю, то предпочитает действовать, а не говорить. Говорят также, что «женщина любит ушами», а «мужчина – глазами» и за редкими исключениями это действительно так.

Подобные существенные различия далеко не случайны. Люди заговорили не так уж давно. Предполагается, что в основном современный тип homo sapiens окончательно сформировался 40-50 тысяч лет назад, хотя первые немногочисленные представители его, возможно, появились уже 150-200 тысяч лет назад. Около 40 тысяч лет до н. э., вероятно, возникли и зачатки единого праязыка (nostratic), из которого по мере расселения людей по поверхности планеты, в основном завершенного в 10-12 тысячелетиях до н. э. возникли предтечи современных языков. Если уподобить продолжительность жизни человечества длительности жизни среднего современного человека, то получается, что мы обрели дар речи не ранее чем уже в зрелом возрасте, если не гораздо позднее, причем первые слова произнесены были скорее нашими праматерями, нежели праотцами или же скорее кроманьонцами, чем неандертальцами. Многие полагают, что неандертальцы вообще не могли говорить, ввиду отсутствия у них подбородочного выступа на нижней челюсти, но кто знает?

В переходный период, т.е. в эпоху, когда появилась речь, мужчины занимались в основном охотой. Охотясь поодиночке или группами, они не имели стимула к речевому общению. Всякие звуки, исходящие от самих охотников, нежелательны (это правило действует по сей день), т.к. могут или спугнуть объекты охоты, или же привлечь внимание опасных хищников. Кроме того, гортань неандертальцев, как уже говорилось выше, возможно была приспособлена для артикуляции звуков в меньшей степени, чем у кроманьонцев. Привычный язык мужчин - язык жестов, о грозящей же опасности всегда можно предостеречь тревожным криком. Надо сказать, что язык этот до сих пор остается более развитым, чем язык слов. Достаточно упомянуть, что если отчетливо различимых жестов насчитывается около 600 тысяч, то слов в полном словаре русского языка всего лишь около 200-250 тысяч. К сожалению, в среде многих современных мужчин язык жестов постепенно утрачивается, подменяясь универсальным матом или невнятным сленгом. К великому несчастью, и определенная часть женщин в последнее время также вполне «успешно» овладела символами этого новояза, используя их достаточно легко и походя.

Возвращаясь к нашим предкам, заметим, что женщины того далекого времени занимались домашними работами или же собирательством недалеко от стоянки племени. В силу своей относительной незащищенности (физическая слабость, временное отсутствие мужчин) и в том и в другом случае они были вынуждены постоянно держаться вместе, по меньшей мере, в пределах видимости. Постоянное нахождение в тесном кругу себе подобных, наряду с постоянной потребностью в общении, отсутствие табу на звуки и большая приспособленность их гортани к артикуляции (у кроманьонок) как раз, по-видимому, и способствовали появлению и развитию зачатков речи в первую очередь у наших праматерей. Первоочередное развитие речи у женщин очевидно стимулировало и постоянное общение их со своими детьми. Маленькому ребенку неимоверно трудно объяснить что-либо жестами, сведенными на ранних этапах воспитания к поглаживаниям, объятьям, шлепкам и затрещинам. Звуками, словами - гораздо проще и понятнее.

В итоге речевой аппарат даже у современных мужчин в целом развит слабее, чем у женщин. По природе своей они косноязычны, предпочитают действовать, а не говорить, да и к словам, как таковым, относятся с плохо скрываемым недоверием. Можно возразить, что все великие ораторы, известные в истории, все-таки – мужчины. Но это вполне объяснимо тем, что до последнего времени женщины не допускались в большую политику и, следовательно, не имели возможности проявить свои ораторские таланты. К тому же великие ораторы прошлого обычно имели перед собой в основном мужскую аудиторию и в первую очередь апеллировали к мужскому разуму и мужским эмоциям. Впрочем, в кругу семьи большинство женщин достаточно часто обнаруживают несомненно выдающиеся ораторские способности, чему свидетели их дети и мужья.

Женщины «любят ушами» потому что речь – это их родная стихия. Они предпочитают слушать и говорить скорее, нежели действовать, доверяя словам гораздо более чем мужчины, почему и бывают часто и многократно обманутыми последними (и не только ими). Сказав, например, самой себе или объекту своих устремлений «я люблю», или же услышав подобное заявление, – женщина обычно искренне верит в то, что прозвучало, хотя на деле этого часто может и не быть. Сколько личных трагедий, и мужских и женских, многократно случалось и происходит до сих пор только из-за того, что слово для женщины свято и ничем (по крайней мере, на первых порах) логически опровергнуто быть не может!

Жизнь мужчин – это их дела. Словам они не доверяют, т.к. в допотопные времена не породили их сами, но получили извне, из уст женщин, существ, для жизни необходимых, но в целом непонятных и довольно загадочных. Учитывая многозначность большинства слов, зависимость их смысла от контекста, их фактическую «ненаполненность» делом, сущностью, подобное недоверие до известных пределов вполне обоснованно. И вот, говоря даже любимой женщине, и никоим образом не имея намерений обманывать ее: «Я люблю тебя», - многие мужчины в душе своей невольно чувствуют себя заведомыми лгунами. Не потому ли до подобных объяснений дело так часто вовсе не доходит или же момент оглашения их откладывается на время столь невыносимо длительное для иной женщины? И не оттого ли мужчины, как правило, столь косноязычны и неуклюжи в подобных ситуациях? Виртуозные объяснения поэтов и литературных героев здесь в расчет не берутся, бумага – это все же не жизнь.

Все эти обстоятельства приводят к тому заключению, что достижение реальной гармонии отношений возможно лишь при существенном снижении планки недоверия словам для мужчин и доверия им – для женщин.

«Мужчиной мало родиться, им надо стать», - позиция глубоко внедренная в массовое мужское сознание. Все мы хотим услышать о себе (и это для нас очень важно): «Вот это мужчина»! Женщине подобных похвал обычно не требуется. Интересно, что в России при восклицании: «Вот это женщина»! - обычно имеют в виду нечто совершенно женщине не свойственное, - «коня на скаку остановит, в горящую избу войдет…» и т.п. Исторически так сложилось, что для русского человека женщина – это, прежде всего, хранительница домашнего очага, соратница, «боевая подруга», в то время как в рамках евро-азиатского и американского мужского менталитета она по преимуществу объект любви, защиты, сексуальных устремлений более низкого пошиба и банальных меркантильных интересов. Помимо национальной истории и культуры определенное отношение к подобным различиям имеет вероисповедание. Так, у православных, например, нет того культа Девы Марии, что имеется у католиков, нет его и у протестантов, но если католики в сфере практической жизни склонны обожествлять любимую женщину, то православные относятся к ней скорее как к равноправному близкому другу, а протестанты склонны строить свои отношения в браке, исходя скорее из утилитарных соображений. Последнее, впрочем, свойственно также правоверным иудеям (вероисповедание протестантов, кстати, имеет в своей основе преимущественно Ветхий Завет, а не канонические Евангелия) и ортодоксальным мусульманам.

Разница к психологическому определению своей половой принадлежности и отношений между полами, возможно, решается уже на уровне генотипа. Последний можно рассматривать как некое уравнение с иксом, вместо которого можно подставить все, что удается мужчине и захочется женщине. На протяжении 8 недель после зачатия эмбрионы женского и мужского пола в самых мелких деталях своей структуры ничем не отличаются и лишь по истечении этого срока в мужской У-хромосоме включается ген, дающий сигнал к дифференцировке эмбриона в направлении мужских форм. Получается, что если у мужского зародыша происходит изменение программы развития, то у женского последняя заранее установлена и каких-либо дополнительных феминизирующих факторов здесь не требуется. Кроме того, мужские половые признаки, определяемые У-хромосомой довольно неустойчивы. Прием препаратов содержащих эстрогены, равно как и особенности пищевого рациона, включающего компоненты с эстрогеноподобной активностью в первой половине беременности могут привести к рождению внешне нормально сформированной девочки даже если эмбрион обладает мужским хромосомным набором. Такие девочки, став женщинами, имеют нормальное сексуальное влечение к мужчинам, хотя и являются бесплодными; по сравнению с другими женщинами они более развиты физически и, как правило, обладают большими интеллектуальными способностями и высокими волевыми качествами. Подобные случаи описываются в медицинской литературе как «синдром Жанны д Арк».

Отчасти, может быть, в этом и кроются корни того, что качество мужественности для мужчины, гораздо важнее, чем качество женственности для женщины. Мужчины, смутно осознавая свое исходное генетическое родство с женщинами, подсознательно воспринимают сами себя созданиями отчасти искусственными, ущербными в своей ипостаси. К тому же в первые 6-7 лет своей жизни, т.е. в период, когда более чем на 90 % завершается базовое формирование характерологических особенностей и интеллектуальных способностей будущего взрослого человека, они воспитываются в основном матерями, которые в массе своей не способны привить им качества мужественности, внедряя в их личность преимущественно свойства женственности. Это приводит их к последующему самоопределению через отрицание: «Я – не ребенок, не женщина, не гомосексуалист, не импотент! Я – не Она! Я – независим, непослушен, никому не подчинен, не имею женственного вида и манер!». Сначала говорится: -Нет!- своей матери, затем бросается: -Нет!- всем женщинам и лишь по прошествии времени одной из них говорится: -Да,- но всегда с определенными явными или вслух не оглашаемыми оговорками. Для самоутверждения мужчине в общем случае необходимо быть сильнее других, иметь успех и независимость с расчетом только на самого себя.

Женщинам нет нужды ни в самоопределении путем отрицания, ни в самоутверждении в своем женском качестве. От зачатия и до смерти они естественным образом являются и осознают себя только женщинами, чему дополнительно способствует все то же материнское воспитание. Подобные различия в первоначальных установках приводят к значительному расхождению в стиле поведения обоих полов.

В старые добрые времена традиционно качество мужественности реально могло быть подтверждено защитой жизни и чести (собственной и своей семьи), своего дома. Это достигалось участием в войнах, поединках, охоте. Все эти пути самоидентификации для современных мужчин, в рамках цивилизации, в которую они же и создали, практически недоступны. Современная государственная машина позволяет защищать честь, дом и семью лишь в судах, но не в поединках. Охота, в силу своей малой доступности утратила сакральный смысл; к тому же сегодня она не может рассматриваться и как основной источник средств к существованию. Современные войны уже не сводятся к индивидуальными поединкам в рамках непосредственного столкновения двух армий, как это было в прошлом, но ведутся «на расстоянии», сопровождаясь минимальными потерями в среде воюющих, и неисчислимыми среди гражданского населения. Т.е. в первую очередь гибнут те, кого по идее должен защищать настоящий мужчина.

Современным мужчинам, по сути, доступны лишь суррогатные доказательства мужественности. Иногда, при благоприятных условиях, ее «доказывают» успешной карьерой и достижением богатства, обретением и увеличением власти, для чего, впрочем, в большинстве случаев требуется немалая степень атрофии совести; более часто – банальным пьянством (выпиваю больше всех, но на ногах стою), беспорядочными половыми связями с частой сменой партнеров (я – гигант секса), драками и поножовщиной по малейшему поводу (я – вожак, меня все боятся), занятиями профессиональным спортом (я самый сильный, быстрый и ловкий) и т.п. Странно, но определенную часть женщин и такие «доказательства» вполне устраивают либо в силу отсутствия у них четких представлений об истинном характере «мужественности», размыванию образа которой немало способствуют СМИ и Голливуд (равно как и его подражатели), либо в результате невозможности серьезного, осмысленного и неспешного выбора партнера, когда женщина вынуждена буквально «хвататься за соломинку» (в России, например, в возрасте старше 30 лет на одного мужчину приходится 3-4 женщины, а в возрасте после 60 лет – 20). Но все же основную роль в ошибках выбора для женщин играет именно широкое распространение ложного, искаженного образа «мужественности».

С другой стороны, современные «цивилизованные» женщины почему-то увлеклись феминизмом. Это упорное стремление к внешнему равенству не есть ли, по сути, всего лишь проявление ложного комплекса собственной неполноценности? И разве не следует из постулируемого «равенства» полов неизбежный переход притяжения в равнодушие или даже отталкивание? Ведь женщины и мужчины по природе никак не равны: ни генетически, ни биологически, ни физически, ни интеллектуально. Здесь должно заметить, что из наличия последнего неравенства никак не следует чье-то умственное превосходство. Просто у представителей разных полов умы раз-ны-е! А сопоставлять или сравнивать допустимо только по-доб-но-е! Только и всего. Это вымученное женское «равенство» на практике реализуется сегодня, в основном, лишь в форме карьерных и денежных достижений, а также в бесчисленных судебных разбирательствах по поводу дележа имущества и детей при разводах или же по причине «сексуальных домогательств», что отнюдь не сближает мужчин и женщин, но лишь значительно расширяет тот небольшой зазор, что имелся между ними ранее, превращая его в разлом, грозящий стать непреодолимой пропастью. Но, не взирая на это, многие женщины продолжают упорно «доказывать» мнимый паритет полов.

Как устремление к ложным целям, так и употребление неадекватных средств самоидентификации в целом ведут лишь к взаимному отчуждению. Растет число «голубых» и «розовых», равно как одиноких и страдающих людей обоего пола, не находящих объектов, достойных своего внимания, причем скорее в силу неспособности видеть или непонимания того, что они видят, нежели по причине отсутствия искомых в поле зрения. Падает престиж семьи в глазах ее членов. Все меньше рождается детей, ибо в богатых странах женщинам заниматься этим некогда; они делают карьеру или деньги, или же борются за свои «права», а в таких как Россия многие женщины не в состоянии завести более чем одного ребенка либо в силу нехватки мужчин, либо вследствие того, что мужья (и большинство из них не по своей вине) не в силах в одиночку, как это было в «доиндустриальные» времена, обеспечить достойную жизнь своей семье.

Более всего тревожит то, что в глазах мужчин постепенно размывается образ Женщины, - обаятельной, любящей, доброй, хранительнице домашнего очага, жены и матери его детей. Но и в глазах женщин мужчины значительно утратили веками создававшийся доселе образ разумного, уверенного в себе, верного своему слову партнера, надежного защитника своей семьи, способного любить только двух женщин, - свою мать и свою жену. Мы стали гораздо менее уважать друг друга, мы теряем взаимное доверие, все более расходясь к полюсам архетипов нашей психологии. Край пропасти нами уже достигнут, но многие, находясь под гипнозом ложных представлений, готовы сделать (и делают) следующий шаг вперед.

Необходимо ясно и четко осознать, что мужчинам нет нужды доказывать свою «мужественность», тем более столь несуразными способами, абсурдными уже только потому, что они имеют доказательную ценность в глазах лишь немногих женщин, имеющих довольно смутное понятие об идеале мужских качеств, в то время как в глазах большинства этим доказывается лишь то, что «все мужики – козлы!». Нет никакой необходимости «доказывать» свое «равенство» и женщинам, ибо это, в свою очередь, ведет лишь к формированию мужского мнения, что «все бабы - стервы!». Кроме того, по достижении такого внешнего «равенства» женщины обычно перестают восприниматься большинством их партнеров как существа противоположного пола. «Свобода» – для достойных, «равенство» – для равных, «братство» – для единых духом! Именно так, а не иначе можно реализовать практически лозунги Великой Французской революции! Иного и быть не может, как и не было никогда.

Никогда, никому и ничего не надо доказывать! Если умный человек начинает доказывать, что он действительно «умен», то обычно ведет он себя как последний дурак. То же и с «мужественностью» и с действительным «равенством», которые, в каком-то отношении, то же, что и «красота». Они или есть, или нет их. И любые косметические ухищрения чаще всего лишь портят даже то, что имеется в наличии.

Любые достоинства, недостатки или пороки, как женщины, так и мужчины, любые межличностные проблемы между ними в основе своей обычно всегда имеют вполне естественные причины, уходящие своими корнями в далекое прошлое. И, если иметь привычку к размышлениям, всему можно найти объяснение, а кто знает, тот вооружен. Знание, вопреки расхожему клише, это не сила. Более точно знаменитый афоризм Френсиса Бэкона переводится как «знание – власть», и власть эту разумнее, в первую очередь, применять к самому (самой) себе.
Hyppokrat 0 458 13 комментариев
Из варяг в калмыки. Хроника из 9 частей. Ч. 9 Астрахань
https://yadi.sk/i/saRJokCghrxmo
Hyppokrat +1 269 2 комментария
Из варяг в калмыки. Хроника из 9 частей. Ч. 7 Самара и Саратов
https://yadi.sk/d/ckK4Y8WMhphUh

Гроза под Самарой - https://yadi.sk/i/kx4rhrLr3MyuTn
Hyppokrat +1 281 Нет комментариев
Из варяг в калмыки. Хроника из 9 частей. Ч. 6 Казань
https://yadi.sk/d/f270Sf3hhnte4

https://yadi.sk/i/rGtCEJv33Myrnf - обзорное видео внутреннего убранства мечети
Hyppokrat +1 205 Нет комментариев
Из варяг в калмыки. Хроника из 9 частей. Ч. 5 Нижний Новгород
https://yadi.sk/d/qNXhPcVUhmZqw
Hyppokrat +1 264 Нет комментариев
Мы не можем убивать
Способность человека убивать человека
(«Science-Fact»)

В 1947 году американский генерал Маршалл организовал опрос ветеранов Второй мировой войны из БОЕВЫХ пехотных частей с целью определить поведение солдата и офицера в реальных боевых действиях. Результаты оказались неожиданными. Менее 25% солдат и офицеров боевых пехотных частей армии США во время боя стреляли в сторону противника. И только 2% сознательно целились во врага.

Аналогичная картина была и в ВВС: более 50% сбитых американскими летчиками самолетов противника приходилось на 1% летчиков.
Выяснилось, что в тех видах боев, где противник воспринимается как человек и личность (это пехотные бои, авиационные дуэли истребителей и пр.), — армия неэффективна, и практически весь урон, причиняемый противнику, создается только 2% личного состава, а 98% не способны убивать.

Совсем иная картина там, где военные не видят противника в лицо. Эффективность танков и артиллерии тут на порядок выше, а максимум эффективности у бомбардировочной авиации. Что касается боевых схваток пехоты «лицо в лицо», то их эффективность — самая низкая среди других родов войск. Причина — солдаты не могут убивать.

Поскольку это — серьезнейший вопрос эффективности вооруженных сил, Пентагон подключил к исследованиям группу военных психологов. Выяснились поразительные вещи.

Оказалось, что 25% солдат и офицеров перед каждым боем мочатся или испражняются от страха. В качестве примера в документальном фильме «The Truth About Killing» приводятся воспоминания ветерана Второй мировой войны. Солдат-ветеран рассказывает, что перед первым боем в Германии обмочился, но его командир показал на себя, тоже обмоченного, и сказал, что это нормальное явление перед каждым боем: «Как только обмочусь, страх пропадает, и могу себя контролировать». Опросы показали, что это — массовое явление в армии, и даже в войне с Ираком около 25% солдат и офицеров США перед каждым боем мочились или испражнялись от страха.

Примерно у 25% солдат и офицеров наступал временный паралич или руки, или указательного пальца. Причем, если он левша и должен стрелять левой рукой — то паралич касался левой руки. То есть, именно той руки и того пальца, которые нужны для стрельбы. После поражения фашистской Германии архивы Рейха показали, что эта же напасть преследовала и немецких солдат. На восточном фронте там была постоянная эпидемия «обморожения» руки или пальца, которыми надо было стрелять. Тоже около 25% состава.

Американские психологи Свенг и Маршан, работавшие по заказу Пентагона, выяснили, что если боевое подразделение ведет непрерывно боевые действия в течение 60 дней, то 98% личного состава сходят с ума. Кем же являются оставшиеся 2%, которые в ходе боевых столкновений и есть главная боевая сила подразделения, ее герои? Психологи четко и аргументированно показывают, что эти 2% — психопаты. У этих 2% и до призыва в армию были серьезные проблемы с психикой.

Суть американских исследований человека в том, что сама биология, сами инстинкты запрещают человеку убивать человека. И это было, вообще-то, известно давно. Например, в Речи Посполитой в XVII веке проводили подобные исследования. Полк солдат на стрельбище поразил в ходе проверки 500 мишеней. А потом в бою через несколько дней вся стрельба сего полка поразила только трех солдат противника.
Человек биологически не может убивать человека. А психопаты, которые в войне составляют 2%, но являются 100% всей ударной силы армии в тесных боях, как сообщают психологи США, в гражданской жизни являются убийцами и, как правило, сидят в тюрьмах.

Ветераны США Второй мировой и Вьетнама, Ирака, и российские ветераны войн в Афганистане и Чечне — все сходятся в одном мнении: если во взводе или в роте оказывался хоть один такой психопат — значит подразделение выживало. Если его не было — подразделение погибало. Такой психопат решал почти всегда боевую задачу всего подразделения. Например, один из ветеранов американской высадки во Франции рассказал, что один-единственный солдат решил весь успех боя: пока все прятались в укрытии на побережье, он забрался к доту фашистов, выпустил в его амбразуру рожок автомата, а потом забросал его гранатами, убив там всех. Затем перебежал ко второму доту, где, боясь смерти, ему — ОДНОМУ! — сдались все тридцать немецких солдат дота. Потом взял в одиночку третий дот…
Ветеран вспоминает: «С виду это нормальный человек, и в общении он кажется вполне нормальным, но те, кто с ним тесно жил, в том числе — я, знают, что это психически больной человек, полный псих».
Hyppokrat 0 298 Нет комментариев
Из варяг в калмыки. Хроника из 9 частей. Ч. 4 Плёс
https://yadi.sk/i/DPq6igTZhkJ8c
Hyppokrat +1 209 Нет комментариев
Из варяг в калмыки. Хроника из 9 частей. Ч.3 Кострома
https://yadi.sk/i/NZsXwrHXhj8Au
Hyppokrat 0 255 Нет комментариев
Из варяг в калмыки. Хроника из 9 частей Ч. 2. Теплоход
https://yadi.sk/i/8yfmO1vJhj8ba
Hyppokrat 0 261 Нет комментариев
Из варяг в калмыки. Хроника из 9 частей Ч. 1. Ярославль.
https://yadi.sk/i/rhYHKqKF3MvFxf
Hyppokrat +1 274 Нет комментариев
^Наверх